Главная О нас Выставки Новости Контакты Форма заявки
Кольца
Подвески
Кресты
Именные иконки
Серьги
Браслеты
Прочее
по сайту по каталогу
Драгоценные металлы (ЦБ РФ (руб/гр)
Курсы валют ЦБ РФ (руб)
Лондонский фиксинг (долл/тр. ун)
Вопросы? Свяжитесь с менеджерами info@tdsg.ru или stimul-grupp@inbox.ru

Сесил Родс – выдающийся предприниматель, политик и авантюрист конца XIX столетия.

Он основатель всемирно известной компании De Beers, которой до недавнего времени принадлежало монопольное право на добычу и продажу алмазов. Олигарх своего времени, Родс стал примером того, как слияние капитала и власти влияет на судьбы миллионов.

Прибыв в Южную Африку 17-летним чахоточным пареньком с целью поправки здоровья на ферме брата, Сесил Джон Родс к 27 годам основал знаменитую алмазодобывающую компанию De Beers и стал членом английского парламента. В 37 лет он был выбран премьер-министром Капской Колонии и членом Тайного совета Британской империи.

"ЗОЛОТОЕ ДНО" СЕСИЛА
Но еще неизвестно как бы сложилась судьба Родса, если бы в 1867 году неподалеку от городка Кимберли (Южная Африка) не открыли месторождения алмазов – самого богатого из известных на то время человечеству. Быстро сняв сливки с алмазоносных кимберлитовых трубок, старатели поняли, что дальнейшие разработки требуют применения технического оборудования. Одним из первых важность инноваций осознал молодой Сесил. Он сколотил состояние, сдавая старателям в аренду горнопроходческую технику, насосы для откачки воды, лебедки для подъема добытой породы на поверхность и прочие подобные устройства. Затем С. Родс приобрел шахту De Beers, получившую своё название по именам фермеров Йоханнеса и Дидерика де Биров, которые некогда владели участком земли вблизи слияния рек Оранжевой и Вааль и в начале алмазной лихорадки продали его старателям за очень солидную по тем временам сумму – 6300 фунтов стерлингов. Позднее, в начале 80-ых годов XIX века, шахта дала имя и всей компании Сесила Родса и его компаньона Чарльза Рада – De Beers Consolidated Mining Limited.

В течение 1880-х годов Родс и Радд, действуя то кнутом, то пряником, поглотили все независимые алмазные компании Южной Африки. В марте 1888 г., после слияния с последним оставшимся конкурентом, De Beers превратилась в монополию регионального масштаба – алмазный синдикат, во владении которого находились все предприятия по добыче драгоценных камней в стране. Так Родс стал одним из богатейших людей своего времени и создал в глубине Африки собственную колониальную империю. Компания широко использовала труд заключенных, работавших на шахтах закованными в кандалы. Предприятия De Beers полностью закрыты от глаз общественности. Как и сто лет назад, они охраняются, наверное, самой параноидальной в мире корпоративной службой безопасности. Достаточно сказать, что рабочих на рудниках De Beers раз в две недели просвечивают рентгеном. В 2000 году исследовательский отдел компании разработал установки низкой мощности для ежедневной "рентгенографии".

ПОЛИТИЧЕСКИЕ АМБИЦИИ
В промежутках между "трудами ратными" Сесил учился в Оксфорде, где получил степень в области права. Для этого ему приходилось по нескольку раз в год отлучаться в Англию. Сейчас трудно себе представить, чтобы столь удачливый бизнесмен мог так вот просто оторваться от суперприбыльной кормушки ради университетской учебы. Ведь одна только дорога из Кейптауна в Англию занимала не меньше месяца в один конец! Но Родс верил, что только качественные и передовые знания могут дать ему многократное увеличение состояния, а также помогут реализовать серьезные политические амбиции, заключавшиеся во влиянии на колониальную политику империи в Африке.

Шаги этого предпринимателя в бизнесе и политике поражали современников своим размахом и становились предметом настоящих сенсаций.

Так, ему принадлежит до сих пор не побитый рекорд суммы одного выписанного банковского чека – 5.338.650 фунтов стерлингов, что по нынешнему курсу превышает 2 миллиарда долларов США. Именно столько было уплачено за покупку Центральной алмазной компании Кимберли. При этом сам Родс влез в серьезные долги. Однако все расходы быстро окупились, ибо с устранением главного конкурента пришла возможность регулировать цены мирового рынка, добычу и реализацию алмазов, избегая их перепроизводства.

Мечтая расширить владения империи в Африке, он принимал обязательства пополнять за счет налогов от своих доходов бюджеты присоединенных территорий, сам принимал участие в освоении новых земель. Его именем были названы Северная Родезия (ныне – Замбия) и Южная Родезия (ныне – Зимбабве); он финансировал строительство железных дорог в эти страны. В одном он крупно просчитался, и это стоило ему кресла премьер-министра. Имея целью ликвидировать независимые Трансвааль и Оранжевую республику, он решил, что это возможно сделать малыми силами, рейдом по тылам; а когда затея с треском провалилась и его роль стала известна всему парламенту, пришлось уходить с большой политической арены.

Будучи увереным в превосходстве британской нации, Родс решил, что покорить отсталых в военном отношении буров – дело нескольких недель… И он решил заняться… фруктовым бизнесом! Скупив около 20 близких к банкротству ферм вблизи Кейптауна и выписав профессионала – садовода из Калифорнии, он в короткий срок смог получить рекордные урожаи яблок, груш, слив, других фруктов и сделать поистине революционный шаг – наладить экспорт южноафриканских фруктов в Европу. Для этого трюмы судов были оборудованы холодильными камерами. Невиданное для того времени новшество – на дворе был 1902 год!

АЛМАЗНАЯ МОНОПОЛИЯ
Как же складывалась судьба главной алмазодобывающей компании мира? В середине 20-ых годов XX века произошло слияние De Beers с компанией Anglo-American, принадлежавшей удачливому бизнесмену со связями в правительстве Эрнесту Оппенгеймеру. Компании обменялись крупными пакетами акций. А в 1927 г. Оппенгеймер занял пост председателя правления De Beers, который затем унаследовал его сын Гарри. Но еще до этих событий De Beers обладала абсолютным контролем над большей частью рынка, а потому могла диктовать свои условия и партнерам-производственникам, и покупателям. Это откровенно нерыночная система позволяла компании без помех манипулировать ценами, устанавливая их на том уровне, который считала нужным. Кроме того, благодаря этому механизму De Beers постоянно поддерживала искусственный дефицит камней и держала в узде сайтхолдеров (покупатели алмазов на специальных сессиях, проводимых 10 раз в году в Лондоне), не позволяя им покупать алмазы из других источников (в частности, индийские). Впрочем, и производителям, и сайтхолдерам такая схема была выгодна. Алмазные шахты, входящие в картель (зачастую – государственные предприятия развивающихся стран), могли рассчитывать на гарантированный сбыт по торговым ценам. Сайтхолдеры – крупные оптовые торговцы алмазами, часто владеющие собственными гранильными заводами, ценили прогнозируемый и плавный рост цен, который можно было запланировать, а затем переложить на плечи конечных потребителей ограненных бриллиантов.

Только в конце прошлого столетия внук Эрнеста Оппенгеймера, 53-летний Никки Оппенгеймер, занявший пост председателя правления De Beers, выбрал новую стратегию. Компания отказалась от поддержания баланса на мировом рынке алмазов и объявила, что больше не будет скупать излишки камней и за счет этого манипулировать ценами.

А что же Сесил? Умирая в своем холостяцком доме на берегу океана вблизи Кейптауна, Родс с сожалением говорил: "Так много надо сделать, и как мало сделано…" Было ему 49 лет… Сегодня о Родсе вспоминают. Одни – с ненавистью, считая его империалистом и расистом-рабовладельцем. Другие – с восторгом и почтением, видя в нем, прежде всего, новатора и романтика бизнеса, основателя крупной добывающей промышленности; человека, сумевшего поднять Южную Африку на новую высоту. Третьи – просто с уважением к его предпринимательскому таланту. Ведь и ныне процветает его De Beers, университет его имени, существуют стипендии и фонды Родса.
DE BEERS. ВЫЗОВ ВРЕМЕНИ

В 1998 году впервые южноафриканская компания вышла на розничный рынок бриллиантов и создала собственный бренд, который пропагандирует "чистоту происхождения" камней. Компания официально отказалась от скупки "кровавых алмазов", которыми стали называться камни, нелегально добытые повстанцами в странах Африки (преимущественно в Анголе, Демократической Республике Конго и Сьерра-Леоне) и сбываемые для получения средств на закупку оружия, и заявила, что приобретает только продукцию, прошедшую государственную сертификацию. Более того, её исследовательский отдел в настоящее время ведет работу по созданию системы идентификации алмазов, чтобы полностью исключить из оборота нелегально добытые камни.

Оксана БОНДАРЕНКО
Удачный выбор

Источник: [ dkr.com.ua ]
по материалам издания "Ювелирные Известия" (http://www.jewellerynews.ru)

изготовление сайтов
разработка CMS